ПРЕССАК списку всех публикаций

09 сентября 2021, 20:00   Источник: Пресс-служба РОДП «ЯБЛОКО» 

«На нашем примере вам всем пытаются показать: не лезьте в политику, сидите в своем загоне и не выходите оттуда»

Пресс-конференция о снятии кандидатов от «Яблока» с выборов

9 сентября в пресс-центре Росбалта прошла пресс-конференция, посвященная судебным процессам против кандидатов в депутаты от партии «Яблоко».


Лев Шлосберг, Николай Рыбаков, Григорий Явлинский. Фотография: пресс-служба партии

В пресс-конференции приняли участие:

  • Николай Рыбаков, председатель партии «Яблоко»;

  • Григорий Явлинский, председатель Федерального политкомитета (ФПК) партии «Яблоко»;
     
  • Лев Шлосберг, депутат Псковского областного Собрания депутатов, член ФПК партии «Яблоко», председатель псковского регионального отделения партии.

СТЕНОГРАММА

Николай Рыбаков: Спасибо большое. Дорогие друзья, сначала я расскажу примеры беспрецедентного давления на этих выборах на партию «Яблоко», которое осуществляется по всей стране. Я хотел бы рассказать примеры с фамилиями давления, которое оказывается на наших кандидатов.

Безусловно, вы понимаете, что сегодняшняя пресс-конференция приурочена к дате, когда Верховный суд вынес решение по делу моего товарища, друга Льва Марковича Шлосберга, которого сегодня сняли с выборов по 207 округу окончательно, по выборам в Пскове, в федеральном списке партии «Яблоко» якобы за причастность к деятельности экстремистской организации. Вы понимаете, что мы с этим абсолютно не согласны. Это совершенно беспочвенные обвинения.

Такая же ситуация в Нижнем Новгороде с Натальей Резонтовой, журналистом. То же самое – якобы причастность к экстремистской организации. То же самое – Виктор Рау в Алтайском крае. То же самое – Галина Фильченко в Кемерово, наш муниципальный депутат. Ситуация с Николаем Кузьминым. Также аннулирована его регистрация в Псковской области. Я мог бы перечислять и дальше статьи и наших кандидатов, на которых оказывается давление. Вчера было решение по Ксении Черепановой. Она признана лицом, аффилированным с иностранным агентом, потому что наша власть выступает, безусловно, за честные выборы, но организацию, которая защищает честные выборы, при этом признает иностранным агентом, организацию «Голос», которой раньше руководила в Новгородской области Ксения Черепанова.

Сейчас в эти минуты (я только что разговаривал с Сергеем Митрохиным) против него власть через коммунистку госпожу Останину подала иск о снятии Митрохина с выборов в своем одномандатном округе по абсолютно надуманному предлогу.


Николай Рыбаков. Фото: пресс-служба партии

Мы видим, что такие подходы, такие партии используются для того, чтобы бороться с «Яблоком». В случае со Львом Шлосбергом это была партия «Зеленых». В случае с Сергеем Митрохиным это КПРФ и так далее, и так далее. Такие же наезды (иначе их не назвать) на «Яблоко» - это и Краснодарский край, и Якутия, и Челябинск, и Татарстан. Я специально демонстративно в последний день агитации полечу в Татарстан, чтобы высказать поддержку нашим коллегам, где наибольшее количество кандидатов, почти весь список наш, снят за активность.

Всего такие претензии как минимум в федеральном списке у 24 человек. Вы знаете, конечно, всю эту абсурдность с бесконечными Вишневскими в Санкт-Петербурге. То есть власть предпринимает все действия, для того чтобы бороться с нашими кандидатами.

Да, конечно, когда мы шли на выборы, мы понимали, что с нами будут бороться. Для «Яблока» такая борьба началась не в 2021 году. С «Яблоком» боролись и в 1990-е годы, когда была убита Лариса Юдина, в начале 2000-х, когда был убит Юрий Петрович Щекочихин, в 2000-е и в 2010-е годы, когда погибли наши товарищи Тимур Куашев, который участвовал в выборах, Фарид Бабаев.

И потом выяснилось, что Тимур Куашев был также отравлен этими кочующими бандами отравителей по стране. 

Но есть отдельные особенности этих выборов 2021 года. Во-первых, оказывается давление в таком большом количестве регионов, чего раньше, безусловно, не было. И на такое большое количество кандидатов. И действительно выборы 2021 года, возможно, проходят у нас в последний раз. 

Потому что представьте себе. Вот придут в Государственную Думу представители администрации президента и скажут: «Товарищи, давайте мы внесем все поправки, чтобы Государственная Дума избиралась только из уважаемых граждан – уважаемых, заслуженных представителей народа». Кто в этой Государственной Думе выступит против этого? А кто в этой Государственной Думе выступит, если туда придет власть и скажет: «Все, кто сейчас с камерами находились на пресс-конференции «Яблока», они участвовали в экстремистской деятельности. Фамилии их известны. Они сфотографированы. Всех их надо внести в список иностранных агентов и причастных к деятельности экстремистской организации». Кто в этой Государственной Думе скажет что-то против этого? «Росбалт» вообще надо закрыть после того, что сейчас здесь происходит.

Посмотрите, пожалуйста. Что, КПРФ будет против этого выступать? Да они первыми скажут, что они давно это предлагали, а их не слушали. Что, «Новые люди» будут против этого выступать? Какие «Новые люди»? Вы откройте их списки. Там половина «новых людей» из «Единой России», а половина – из «Справедливой России». Просто второй эшелон. Но в этом смысле, конечно, это новые люди.

На нашем примере пытаются вам всем показать, что не лезьте в политику, сидите в своем загоне и не выходите оттуда. Дальше все в ваших руках. Мы дойдем до 19 сентября. Победим мы или нет – это зависит только от вас. Мы не сдадимся. В этом вы можете быть уверены. Но выиграем мы, только если много людей придет и не будет дома тихо протестовать, а придет на избирательные участки и проголосует за «Яблоко». Там специально для сомневающихся в бюллетене есть такая отметка: для кого какая партия для власти наиболее опасна. Там написано «иностранные агенты». У нас в России называют иностранными агентами тех, кто борется против домашнего насилия, за права инвалидов, за права больных, за защиту окружающей среды. На выборах такая одна-единственная партия – это «Яблоко».

И если все, кто хочет проголосовать за «Яблоко» и хочет перемен, не будут страдать и думать: «А что же, если не пройдут? А куда же пристроить свой голос?», а все, кто хочет проголосовать за «Яблоко», придут на избирательные участки и проголосуют за «Яблоко», мы не 5%-ный барьер преодолеем – мы 15%-ный барьер преодолеем. И вот это будет серьезный ответ власти. Потому что это единственное, что сейчас нужно сделать, для того чтобы этому давлению противостоять.

Да, мы поддерживаем наших кандидатов, мы боремся за них в судах. Нам удается в некоторых случаях спасать наших кандидатов. Но теперь защитить ваше же право на будущее можете только вы 19 сентября. Спасибо!

Григорий Явлинский: Я хотел начать с нескольких весьма конкретных вещей. И хочу подчеркнуть, что серьезный анализ того, что сегодня произошло в Верховном суде, я имею в виду отмену регистрации Льва Шлосберга, со всех точек зрения является незаконным решением. Это мое твердое убеждение. Консультации с большим числом юристов, людей, которые участвовали в подготовке законов и конституции России.

Во-первых, потому, что отмена регистрации кандидатов в депутаты возможна только при выявлении судом вновь открывшихся обстоятельств, которые существовали на момент принятия избирательной комиссии решения о регистрации, но не были известны избирательной комиссии.

Утверждаю, что такие обстоятельства при регистрации кандидата Шлосберга отсутствовали и не могут быть уже созданы после регистрации. Законом не допускается создание новых обстоятельств в качестве оснований для отмены регистрации кандидата.


Григорий Явлинский. Фото: пресс-служба партии

Мы утверждаем и готовы аргументировать это детально, что суды нарушили базовые нормы судопроизводства, поскольку пошли на поводу у заранее подготовленного провокатора, административного истца и квалифицировали решение о совершении административного правонарушения в качестве судебного решения об установлении причастности гражданина к деятельности некоей организации.

Я могу долго перечислять еще самые различные основания, которые любой непредвзятый суд (когда-нибудь это случится – либо в Европейском суде, либо еще где-нибудь, это, конечно, произойдет через много лет, как обычно это бывает) так признает.

Но главное я хочу вам сказать то, что всем очевидно: в любом случае все эти решения, которые вменяются Льву Шлосбергу в связи с его выдвижением в качестве кандидата в депутаты Государственной Думы, вступили в силу 12 апреля 2021 года, то есть гораздо раньше вступления в силу 157-го федерального закона от 4 июня 2021 года. 4 июня 2021 года.

Так вот, я заявляю вам, что в соответствии с 54 статьей Конституции Российской Федерации закон, устанавливающий или отягощающий ответственность, обратной силы не имеет. И никто не может нести ответственность за деяние, которые в момент его совершения не признавалось правонарушением. Это ж, по-моему, просто аксиоматическая формула.

Невозможно нести ответственность за то, что… Даже если вы что-то совершили… Что в тот момент не было законом определено как нарушение.

Это, если говорить одним словом, просто произвол и нарушение российской конституции. Уж какая она конституция есть. Сегодня, как уже Николай Игоревич говорил вам, есть множество таких примеров. Это массовая атака. И я хотел бы поделиться с вами соображениями относительно того, что этот все значит.

Если суммировать происходящее, то нужно заявить: российское государство под руководством Владимира Путина уже фактически на официальном уровне отвергает свободу и права человека, и свободу личности в принципе. Реализация законных гражданских прав приравнивается к вседозволенности, считается чем-то порочным и преступным. Вот почему в стране свыше 350 политических заключенных. Это больше, чем во времена брежневского СССР.

Николай уже говорил: политических оппонентов расстреливают рядом с Кремлем, отравляют, число репрессивных законов, ограничивающих права граждан на выражение недовольства и даже вообще просто собственного мнения, стремительно нарастает. Все это происходит на фоне все большего окукливания нашей страны от мирового сообщества. Вся наша внешняя политика последних лет – это тотальный провал.

Наша страна уже 7 лет живет с непризнанными в мире границами. О событиях в Донбассе, Сирии, Ливии, в Африке с участием наемников, военных вы все хорошо знаете. Вероятность столкновения вооруженного, а то и войны с Украиной, становится все более отчетливой. Все это вместе говорит о том, что впереди после выборов у России очень трудные будут времена.

Хотел бы подчеркнуть еще некоторую особенность. После массовых протестов 2011-2012 года, ядром которых был именно средний класс, который был возмущен фальсификациями на выборах и который требовал участия во власти (а, кстати, фальсификации на выборах были выявлены именно при голосовании за партию «Яблоко», ну, так сложились тогда обстоятельства), вот с тех пор, поняв это, руководство страны умышленно занимается ослаблением целого слоя и сломом самостоятельных активных людей, превращая их в зависимых от государства бюджетников.

Я вам только одну цифру приведу. Количество коммерческих частных организаций сократилось в России с 2015 года по 2020-й год (это еще не учитывая пандемию) с 4 500 000 до 2 500 000. Сокращение малого и среднего бизнеса в России означает уничтожение независимых людей, их возможности быть независимыми, снижение доли независимых граждан в государстве.

Что же можно ожидать? Я думаю, что мы все можем сказать, что впереди ужесточение репрессивного характера политического режима в России. Продолжится нагнетание атмосферы ненависти, усилится пропаганда войны.

Обострение противостояния с западным миром приведет к еще большей изоляции России. Вот, собственно говоря, какие перспективы. Вот это подавление активной части общества и разгром среднего класса – это и есть та главная политическая причина, по которой сейчас идет такая всесторонняя атака на партию «Яблоко».

Потому что партия «Яблоко» (посмотрите нашу программу) – это партия свободы, правового государства, конституционного порядка. Это партия свободных людей, это партия борьбы за открытое свободное европейское будущее России.

Еще раз хочу подчеркнуть: мы, как и миллионы наших избирателей, и как миллионы граждан нашей страны, категорически не согласны с такой политикой. И все мы прекрасно знаем, что ответственность за происходящее в стране несет и «Единая Россия», и КПРФ, и ЛДПР, и так называемая «Справедливая Россия». Эти партии по всем ключевым вопросам голосуют за ту политику, которую проводит Владимир Путин. А мы с этой политикой категорически не согласны.

Вот хочу предоставить слово одному из самых известных российских политиков – Льву Шлосбергу, главной характеристикой которого я бы назвал то, что в русской политике почти сегодня не присутствует вообще: он политик, который говорит то, что думает. Говорит аргументированно, серьезно, глубоко. Вот почему власти объявили тотальную атаку на него. Потому что он – голос свободы в России. Слово вам, Лев.

Лев Шлосберг. Фото: пресс-служба партии

Лев Шлосберг: Спасибо, Григорий Алексеевич. Уважаемые коллеги, я прокомментирую, конечно же, решения судов. И я сообщу также, что мы будем делать дальше, начиная с сегодняшнего дня – и в юридическом, и в политическом плане. И прокомментирую, какие, на мой взгляд, выводы из состоявшихся событий могут, имеют возможность сделать российские избиратели.

Все решения судов, принятые в отношении меня – это решения, показывающие саморазрушение судебной системы. Саморазрушение судебной системы отражает процесс деградации государства, потому что последним бастионом, на котором может держаться государство, является правосудие. Если правосудие уничтожено, это означает уничтожение государства.

Безусловно, мой судебный процесс не является единственным, не является первым и, к большому сожалению, не является последним судебным процессом в этом ряду. Но так сложилось, что в этом процессе нашли отражение многие вещи, о которых нужно говорить публично. И большое спасибо всем журналистам, которые сейчас присутствуют здесь в этом зале на пресс-конференции, и всем тем, кто смотрит нас онлайн и будут об этом писать.

Я был выдвинут партией «Яблоко» кандидатом в депутаты Государственной Думы и в одномандатном округе (№205), и в составе единого списка партии, и в составе списка партии «Яблоко» на выборах в Псковское областное собрание депутатов. Везде состоялась регистрация кандидатов. То есть избирательные комиссии, получив соответствующие документы… В одномандатном округе это была информация главного управления Министерства юстиции по Москве, в Центральной избирательной комиссии – информация собственно Министерства юстиции об отсутствии у меня ограничений для того, чтобы быть избранным. То есть даже при нынешней системе государства и государственного контроля никаких сведений о том, что я могу быть причастным к деятельности тот или иной экстремистской организации, не было.

Мы видим, мы знаем, что до процесса регистрации была попытка атаки на избирательную систему России, для того чтобы не допустить моей регистрации. Но эта регистрация состоялась. И тогда был задействован такой особый инструмент, инструмент танкового типа, таранно-танкового типа, как суды. Потому что суды являются самостоятельной ветвью власти и в каком-то смысле являются высшей властью.

И что мы увидели в этих судебных процессах – и в Московском городском суде, и в Первом апелляционном суде общей юрисдикции, и сегодня… А до этого в понедельник – в Верховном суде России. К большому сожалению. Про Верховный суд скажу отдельно, потому что Верховный суд, рассматривая кассационные жалобы и другие жалобы, решает исключительно вопросы права. То есть Верховный суд в чистом виде является судом высшего правосудия. Он не оценивает детали. Он рассматривает дела только по существу и должен выносить решения, исходя из нарушения норм права.

Все вы знаете о том, что 4 июня 2021 года вступил в силу очередной репрессивный закон в нашей стране, который ввел новую ответственность и ограничил избирательные права граждан, для которых будет установлена тем или иным способом причастность к деятельности экстремистской организации. Этот закон действует с 4 июня. Один из соавторов закона – весьма известный в нашей стране человек, доктор юридических наук Андрей Клишес – за 10 дней до вступления этого закона в силу публично в Парламентской газете, официальном издании российского парламента, поклялся, что закон не может иметь обратной силы. Потому что для того, чтобы человек был ограничен в правах и на него была возложена новая ответственность, должно совпасть два судебных решения. Первое – это решение о признании организации экстремистской. И второе – это персональное судебное решение по конкретному человеку. И оба этих решения должны вступить в силу после 4 июня, я подчеркиваю. И, более того, оба эти решения должны действовать на момент регистрации кандидатов.

Моя регистрация состоялась 3 августа в одномандатном округе и 5 августа в рамках единого списка партии. Решение Мосгорсуда по двум организациям, признанным экстремистскими (штабам Навального и Фонду борьбы с коррупцией) вступила в силу 4 августа. Хочу обратить ваше внимание, что окружная избирательная комиссия единогласно зарегистрировала меня 3 августа до вступления в силу этого решения по признанию организаций экстремистскими. А Центральная избирательная комиссия приняла установление регистрации списка «Яблока» 5 августа уже после этого решения. И никаких сомнений у избирательных комиссий не возникло. Их и нет. Их не может быть.

Но что такое судебная атака? Это попытка проломить право танком. И эта попытка состоялась. Она длилась месяц – с 9 августа по 9 сентября.

Что показали эти суды? Эти суды показали, что специально принятый для ограничения избирательных прав нескольких сотен тысяч, а, возможно, нескольких миллионов людей закон недостаточен. По мне нет отдельного решения суда, о моей причастности. Никто не инициировал этот процесс. И нет никаких решений суда, ранее вступивших в законную силу после 4 июня, который можно было бы использовать. И тогда суды начинают принимать решения вне зависимости от закона. То есть для того чтобы принять незаконное решение, судам не нужен уже репрессивный закон. Они этим законом манкируют.

То есть даже то законодательство, которое было специально создано как репрессивное и ограничивающее избирательные права граждан, будучи недостаточным, применяется извращенно, притом сознательно извращенно. Решения судов удивительные. И в Московском городском суде, и в Первом апелляционном суде, и в понедельник во время большой дискуссии в Верховном суде судьи показали, что они полностью поняли, в чем суть нашей позиции. Они задавали абсолютно точные и правильные вопросы нашим противникам. По сути я мог не задавать вопросы нашим оппонентам. Суды озвучивали их за меня. Они четко поняли, что судебной процедуры в отношении меня с установлением факта причастности не было и нет, что ни одного решения суда, вступившего в силу после 4 июня и до 3 августа, касающегося меня, не существовало, и касающейся организации, признанной экстремистской, также не существовало.

То есть все те доказательства, которые мы представили в суд, все были подтверждены в процессе судебной дискуссии. Но удивительная вещь: судебное решение не имеет к судебной дискуссии никакого отношения.

У меня есть сомнения, что эти судебные решения писались теневыми судьями. В нашей стране наступила эпоха (не с моим делом, но это очень показательное дело) теневого правосудия, когда люди, принимающие решения, не оставляют отпечатков пальцев. Их имен нет под этими судебными актами. Эти судебные акты подписывают судьи. И судьи из вершителей права превращаются в исполнителей политической воли. Это полностью разрушает правосудие и это разрушает государство.

Что мы будем делать дальше? Безусловно, мы с этими действиями судов не согласны, не согласны по существу. Мы получим решение Верховного суда России в Московском городском суде, как только оно будет туда доставлено. Это будет в ближайшие дни. У суда нет возможности делать это долго. Это решение будет обжаловано нами в Президиум Верховного суда.

То есть мы вынудим российскую судебную систему на каждом ее этаже оставлять отпечатки пальцев на этом деле, чтобы все подписались, чтобы все имена были известны, чтобы было понятно, кто взял на себя ответственность за эти судебные действия.

И так вплоть до председателя Верховного суда России господина Лебедева. Дело дойдет до него. Он должен будет высказать свою личную позицию по этому делу. Вся судебная система России получит вопросов в виде жалоб (теперь уже надзорных жалоб – сначала второй кассационной жалобы, потом надзорной жалобы) в Верховном суде.

Кроме того, мы приступили к подготовке обращения в Конституционный суд России, где будем обжаловать сами эти федеральные законы, все те поправки, которые были внесены 157-ым федеральным законом от 4 июня. Будут обжалованы нами в Конституционном суде России на предмет их конституционности именно в части вопиющего, очевидного несоответствия 54-й статье конституции о недопустимости применения обратной силы закона. Это одна из базовых статей конституции. Она охраняет права человека.

Суды, к сожалению, забыли (и это очевидно), что главной задачей правосудия является защита прав и свобод человека. А к слову главной задачей всей избирательной системы является реализация избирательных прав граждан, в том числе право быть избранными. На это должна работать вся избирательная система. Это часть государственной машины. Вот на этом должна держаться государственная стабильность: не на несменяемости власти, когда одни и те же лица 21 год не вылезают из телевизора из одного или нескольких кабинетов, а именно на том, что в государстве гарантируется защита прав и свобод человека всеми органами государственной власти. И, как сказано в конституции, обеспечиваются правосудием. Вот правосудие не смогло обеспечить права и свободы человека, меня лично и тех миллионов избирателей, которые в нашей стране были намерены голосовать и в округах, и по списку партии за команду и за конкретного кандидата. Права этих людей тоже нарушены. И это тоже слом государственной машины.

Как будут относиться люди к власти, которая избрана по той избирательной системе, в той политической системе, которая не дает им возможность свободно голосовать?

И в заключение. Все, что необходимо сделать в рамках российской судебной системы, будет сделано. И хочу сказать сразу. Абсолютный приоритет нашим действиям мы отдаем доказыванию нашей позиции в российских судах – в Верховном суде России и в Конституционном суде России. На уровне Верховного суда России к нашей защите присоединился Владимир Васильевич Ряховский, известный адвокат, член Совета по правам человека при президенте. Он участвовал в процессе и 6, и 9 сентября. Он был крайне удивлен тому, что он увидел в Верховном суде. Это вызывает изумление всех специалистов в области права.

Помните, была дискуссия на Совете по правам человека при президенте – идея создать Российский суд по правам человека как альтернативу Европейскому суду. Именно Ряховский возразил этой инициативе и сказал: «Мы что, не доверяем нашему правосудию? Официальная российская судебная система уже не призвана защищать права и свободы человека? Нам нужен отдельный суд по правам человека? А Верховный суд России уже не защищает права человека?» Это были очень важные вопросы. И мы сегодня в Верховном суде также говорили с Ряховским на эту тему.

Хочу обратиться и к журналистам. Это важно. Потому что вы общаетесь с людьми. Вас слышит общество. И обратиться к избирателям. Очень много обращений я получаю в течение этого месяца. И сегодня поток. «Что делать?» - спрашивают люди. Я отвечу, что делать. Ответ очень несложный. Надо отомстить. Месть – это блюдо, которое подают холодным. Самая холодная вещь на свете – это избирательные бюллетени. 

Хотите отомстить за весь этот беспредел, который происходит с нами? Идите 19 сентября (подчеркну, 19 сентября) на выборы и голосуйте за список партии «Яблоко». Хотите дать власти пощечину? Дайте ей пощечину вот этим избирательным бюллетенем. Нет лучше митинга, чем миллионы людей, идущие на выборы. Это самый лучший митинг, самое лучшее шествие, самый мощный протест. Ничего более мощного не существует. Потому что смена власти на выборах – это последнее, что нам осталось.

И совсем последнее. День голосования – это пересчет избирателей, это перекличка. Это люди общаются не просто с политиками, люди общаются между собой: «Сколько нас? Нас хватит для того, чтобы защитить нашу жизнь?» Ведь эти выборы по сути – референдум о войне и мире. У нас два министра возглавляют список партии «Единая Россия». Один министр обороны, и второй – министр нападения. Кому еще непонятно, что эти выборы – это голосование о войне и мире, о жизни и смерти, о добре и зрителе. Всё очень просто. Есть одна партия, которая представляет на этих выборах мир и добро – это партия «Яблоко». Идите и голосуйте. Идите и голосуйте. Других вариантов нет. Собирайте всех людей. Идите и голосуйте, потому что это последнее, что нам осталось. Если нас будет много, то мы сможем остановить маховик политических репрессий. У нас есть шанс. Если нет, то страна идет в ГУЛАГ. Либо голосование за «Яблоко», либо голосование за ГУЛАГ. Других вариантов нет.

Я абсолютно убежден в том, что в нашей стране живут миллионы избирателей, которых не устраивает действующая власть. Миллионы. Если эти люди придут на выборы и в Государственной Думе России появится шестеренка, вращающаяся не в сторону смерти, войны и политических репрессий, а в сторону мира и свободы, то мы остановим этот маховик. Он будет кричать, он будет плеваться кровью, он будет стрелять. Но мы его остановим. Вот к этому я хочу всех призвать.

Ведущий: Коллеги, если у кого-то есть вопросы в зале или кто смотрит нашу трансляцию в Youtube, пожалуйста, пишите их в чате или поднимайте руку – мы дадим вам микрофон. Вопросы из чата тоже будут озвучены. Так, пожалуйста, микрофон, если можно, вот туда. Третий ряд.

Если можно, прежде чем задать вопрос, представляйтесь (издание).

Анатолий Бочинин, агентство ТАСС: У меня вопрос к Льву. Вы сказали, что вы планируете обжаловать решение в Президиуме Верховного суда. Вы как отдельный кандидат или все-таки это будет партийное решение, партийное действие? И второй вопрос: планируете ли вы дойти до ЕСПЧ в этом деле? Спасибо.

Лев Шлосберг: Партию отстранили от участия в этом судебном процессе. Это тоже одно из оснований для отмены судебного решения. 

Более того, это достаточное основание. Если бы сегодня Верховный суд, рассматривая отдельно до нашей жалобы за несколько минут кассационную жалобу партии, удовлетворил бы ее, дальше можно было бы не слушать основную жалобу. Дело было бы возвращено в Московский городской суд как суд первой инстанции для нового рассмотрения в новом составе судей. И это был, я вам прямо скажу, для Верховного суда очень хороший шанс. Вот они не готовы были взять на себя юридическую, правовую и политическую ответственность за, скажем так, в их понимании радикальное решение. Ну вот. У вас лежит на столе выход – процессуальный, законный, железобетонный выход. Партию, выдвинувшую кандидата, не допустили к судебному процессу. Партии сказали: «Выдвинули? Запустили ракету? Все, отойдите в сторону». Права партии, оказывается, не нарушены.

Я хочу сказать, что московское правосудие и правосудие Верховного суда меня как жителя Псковской области впечатлило. Я не участвовал ни в одном судебном процессе на территории Псковской области об отмене регистрации кандидатов, где бы суды, в том числе по своей инициативе, не привлекали партию в качестве заинтересованного лица. Вот в нашем провинциальном правосудии это невозможно, а в Москве это оказалось возможным.

Я знаю то, что партия также будет обращаться в Европейский суд по правам человека на отказ в доступе к правосудию. Это базовое нарушение. Это базовое принципиальное нарушение. Я не сомневаюсь, что партия выиграет этот судебный процесс. Он будет позором для российского правосудия.

Что касается моего обращения в ЕСПЧ, ну подождем, что скажет Конституционный суд. Он, конечно, много что сказал за последние годы. Много. Но будет интересно посмотреть, как Конституционный суд России попробует уничтожить 54 статью конституции. Это же будет открытый публичный процесс. Поэтому я пока воздержусь от прогнозов по ЕСПЧ. Хотя совершенно очевидно, что думать об этом нужно. Юристы об этом знают. И в ближайшее время я получу рекомендации по этому судебному процессу. Но могу вам сказать. Процесс в ЕСПЧ – это процесс космического правосудия, просто космического. Он может длиться годами. Справедливость наступит обязательно. Может быть, в этой жизни. Может быть, не в этой жизни. Так работает ЕСПЧ. Мы это знаем.

Но процесс в Конституционном суде – это политический процесс. Вот мы месяц вели политическую избирательную кампанию с 9 августа по 9 сентября. Это были выборы. На этих выборах я защищал (и наша команда, вся партия) права и свободы миллионов людей в этом судебном процессе. Это была такая агитация. Мы объясняли российскому государству: «Не сходи с ума окончательно. Ну не сходи с ума. Это вредно, опасно, эта болезнь заразна. Может закончиться плохо. Может закончиться ампутациями». Государство нас не услышало, к сожалению.

Николай Рыбаков: Да, конечно, и партия будет подавать в Российский Конституционный суд, и в ЕСПЧ. Да, мы будем. Мы такие люди. Мы хотим мирных перемен в нашей стране, в том числе и через суд.

Ведущий: Коллеги, еще вопросы.

Анна Лойко, SOTA: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, учитывая, что вас сняли с выборов, как вы планируете продолжать свою политическую деятельность?

Лев Шлосберг: Политическая деятельность намного шире, чем работа депутата. Я занимался политической деятельностью с конца 1980-х годов и очень хорошо помню, как заканчивался Советский Союз и начиналась в том числе моя и миллионов других людей политическая деятельность. Я 10 лет отработал депутатом в Псковском областном собрании. Отработал честно. Избиратели моей работой довольны. Я об этом знаю.

Значит я продолжу свою политическую работу, не будучи депутатом, а будучи политиком, членом партии «Яблоко», я буду заниматься всей той политической работой, которой я занимаюсь сейчас, но просто в этой работе не будет депутатской составляющей. Я вас уверяю, моим политическим оппонентам легче не станет. В каком-то смысле им станет сложнее, потому что, понимаете, депутат ограничен некоторыми особенностями политического этикета. Вот не всегда можно дать по наглой рыжей морде. Аккуратно подбираешь слова. А политик, не являющийся депутатом, намного более свободный человек. Поэтому я могу сказать. Я стал более опасен для власти после этих решений. Я стал опаснее для них.

Николай Рыбаков: И будьте уверены, что, будучи в Государственной Думе, «Яблоко» будет работать так, что там в команде будут и Лев Шлосберг, и Григорий Явлинский, и все наши товарищи, которые не являются сейчас кандидатами по разным причинам. У нас будет фракция небольшая, а команда очень большая.

Ведущий: Коллеги, пожалуйста, еще вопросы, если у кого-то есть. Пожалуйста.

Елизавета Ламова, РБК: А есть ли понимание по другим кандидатам, которых также сняли с выборов, будут ли они подавать жалобы в Конституционный суд еще дополнительно, либо есть… Что будет с оставшимися людьми, которых так же сняли?

Николай Рыбаков: Да, конечно. Это наша общая работа. Будем все это обжаловать, безусловно.

Григорий Явлинский: Когда мы будем обращаться в Конституционный суд, это обращение будет включать все наши жалобы, все наши претензии по всем кандидатам.

Николай Рыбаков: Основания там практически у всех одинаковые.

Григорий Явлинский: Потому что у всех примерно все одно и то же. Это же постоянно… Это каждый день мы получаем сообщения: там сняли этого человека, там сняли этого. Например, одному из наших кандидатов прокуратура предъявила претензию следующим образом. Она сказала, что «вы заявили на дебатах, что вы выступаете за смену власти». Прокуратура обращается к нему и требует его снятия, квалифицируя эти слова как экстремизм. Это так выборы проводятся. Хоть у вас маски у всех, у всех вызывает улыбку. Это просто абсурд какой-то, понимаете? Это просто лишено уже всякого смысла. Надо возвращаться к здравому смыслу хотя бы. Политические устройства – потом. Хотя бы просто здравый смысл. Закон имеет обратную силу. Человек идет на выборы депутатом, говорит: «Вы хотите поменять власть?» Он говорит: «Я для этого иду на выборы, чтобы поменять власть». – «А, всё, экстремизм».

Николай Рыбаков: «Да вы экстремист, батенька».

Григорий Явлинский: «Экстремизм. Мы вас снимаем. Вы должны сказать, как в свое время Миронов сказал». Его спросили: «Вы кандидат в президенты. За кого вы будете голосовать?» Он сказал: «Ну как за кого? За Путина». Вот это нормальное дело.

Николай Рыбаков: Зачем в свое время? У меня сегодня были утром дебаты. Я говорю моим оппонентам (КПРФ, эсеры, куча новых партий): «Слушайте, вы как себе представляете, что вы будете оппонировать и бороться с «Единой Россией» в парламенте, если вы поддерживаете ее по ключевым вопросам, важным для Путина?» Знаете, что началось? Они все наперебой стали кричать: «Да, да, мы поддерживаем политику Путина». Ну реально. И эти люди идут разрушить монополию «Единой России» в Государственной Думе. Что они там идут разрушить? Они вперед «Единой России» будут бежать.

Лев Шлосберг: Я хочу сказать два слова про генеральную прокуратуру. Спасибо, Григорий Алексеевич. У нас сегодня было замечательное выступление в Верховном суде. Представители генеральной прокуратуры, старшего советника юстиции... И мы одним из оснований в своем обращении, в своей кассационной жалобе указали, что рядовой гражданин, даже кандидат в депутаты Госдумы, коим является автор доноса, не может быть инициатором судебного процесса об установлении причастности.

Представьте себе, если каждому гражданину будет такое право предоставлено. Как известно, Сергей Довлатов оставил нам в наследство выдающуюся фразу о том, что «товарищ Сталин, конечно же, большой негодяй и мы справедливо его проклинаем, но кто написал 4 млн доносов?» Я еще в Мосгорсуде сказал, что судебная система России рухнет под миллионами доносов, если это будет установлено, что так можно делать.

Так вот сегодня представитель генеральной прокуратуры в суде говорил о том, что прокуратура имеет право выступать с инициативой об установлении причастности, перепутав себя с вот этим доносчиком. То есть прокуратура даже не разобралась, что инициатором этого судебного процесса (это генеральная прокуратура!) является по сути рядовой гражданин.

Это состояние главного государственного надзорного органа. Оно сегодня было явлено во всей красе.

Ведущий: Коллеги, если в зале вопросов больше нет, мы перейдем быстро к вопросам из чата, которые нам задают журналисты.

Николай Рыбаков: Мы коротко будем отвечать.

- Да, буквально в принципе один вопрос волнует всех. Теперь по 207 избирательному округу кого будет поддерживать партия «Яблоко»?

Николай Рыбаков: Слушайте, вы понимаете, ситуация такая. В бюллетене две галочки будет. Либо за политику Путина, либо против политики Путина.

- Имеется в виду из одномандатных.

Николай Рыбаков: Ничего страшного. А прийти проголосовать за список партии «Яблоко». Уж в одномандатном округе они там как-то разберутся. Мы за «Яблоко» будем агитировать. Я хочу сказать тем, кто сейчас в зале, и тем, кто смотрит нашу трансляцию. Уважаемые журналисты, осталась одна неделя. Хватит смотреть на то, как мы плывем в бассейне с соляной кислотой. Поддержите нас, потому что вы не наблюдатели. Вы участники этого процесса. Призывайте людей голосовать за «Яблоко». Тогда это будет шанс на перемены. Воздух сразу свежим не станет. Но хотя бы тогда форточка свободы откроется. Иначе всех запишут. Спасибо вам большое.

Григорий Явлинский: Спасибо.

Ведущий: Коллеги, огромное спасибо, что пришли сегодня. Мы желаем нашим коллегам из партии «Яблоко» удачи на выборах. Огромное спасибо за внимание.

Николай Рыбаков: Спасибо большое.

Лев Шлосберг: Спасибо.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!