ПРЕССАК списку всех публикаций

09 октября 2021, 09:00   Источник: Новый проспект

«Путин должен преклонить колено». Известные россияне о Нобелевке Муратова


Фото: кадр из фильма «Новой газеты» «Как убили Анну»

Дмитрий Муратов — третий российский лауреат Нобелевской премии мира после Михаила Горбачёва и Андрея Сахарова. Вместе с ним премии удостоена филиппинская журналистка Мария Ресса «за усилия по сохранению свободы мысли как непременного условия для демократии и прочного мира». Кремль поздравил Муратова сдержанно, пропагандисты плюются, правозащитники и журналисты ликуют. Как в России восприняли первую за 31 год Нобелевскую премию мира, лауреатом которой стал главный редактор «Новой газеты», читайте на «Новом проспекте».

Берит Рейсс-Андерсен, председатель Нобелевского комитета:

— С момента основания в 1993 году «Новая газета» публиковала критические статьи на темы от коррупции, полицейского насилия, незаконных арестов, манипуляций на выборах, фабрик троллей и до применения российских войск внутри и за пределами России. Оппоненты «Новой газеты» отвечали на это угрозами, насилием и убийствами. С момента основания газеты убиты шесть ее журналистов, включая Анну Политковскую, писавшую о войне в Чечне. Несмотря на убийства и угрозы, главный редактор Муратов не отказался от принципа независимости и последовательно защищал право журналистов писать на выбранные темы, покуда это соответствует профессиональным и этическим стандартам журналистики.

Цитата из выступления 8 октября.

 

 

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента РФ Путина:

— Мы можем поздравить Дмитрия Муратова, он последовательно работает по своим идеалам, он привержен своим идеалам. Он талантлив, он смел. Конечно, это высокая оценка. Мы его поздравляем.

Цитата по материалам ТАСС.

 

 

Александр Сокуров, кинорежиссёр:

— Для меня важно, что появилась какая-то степень защиты этого выдающегося гражданина от всякого рода внешних и внутренних тяжестей, тяжёлых обстоятельств. Как в своё время было с Нобелевской премией Александра Солженицына. Это новая степень зашиты. Муратов нуждается в ней. Мы всегда с тревогой следили за тем, что происходит вокруг «Новой газеты» и этого выдающегося человека. И когда он говорит, что это в том числе премия всех журналистов «Новой», я с ним, конечно, согласен. Потому что цена, которую эти люди платят за свою профессиональную работу, за своё гражданское служение, погибая… Это высшая цена. 

Я реально очень рад. К сожалению, лично мы не знакомы. Поздравил бы его лично, если бы были возможности. Но мы не представлены, поэтому я поздравляю его через вас. Сердечно приветствую его и, конечно, журналистов этого уникального издания, национального российского издания. Если власти грамотны политически, корректно воспримут то, что произошло, они должны понимать, что если не в России, то в мире демократическую прессу ценят. Свободная пресса — очень важный фактор развития общества. Не просто жизни общества, а его развития. 

«Новая газета» является общенациональным изданием. Надеюсь, что уже никакие угрозы, в том числе из чеченского сектора, раздаваться с лёгкостью, как раньше, уже не будут. Посмотрим, поздравит ли Муратова президент страны. Что бы ни говорили про эту премию, она имеет мировое значение, по-настоящему мировое значение. Я знаю, что сказал Дмитрий Песков, но этого недостаточно, на мой взгляд. Когда я получал какие-то международные премии, президент поздравлял меня. Но мои премии — это ничтожно мало по сравнению с тем, что получил Муратов сегодня. 

Владимиру Путину надо преклонить колено, если на самом деле президент страны поддерживает демократическое принципы, общественную деятельность во благо государства. Президент страны должен поздравить Муратова, ведь по сути президент страны и Муратов в одном окопе, по крайней мере в идеале так должно быть. Президент страны должен бороться за демократизацию, развитие демократических институций. И я очень надеюсь, что до присвоения статуса «иностранный агент» за Нобелевскую премию у нас не дойдёт всё же.

Специально для «Нового проспекта»

 

 

Константин Сонин, проректор ВШЭ в 2013–2014 годах, профессор Чикагского университета:

— Плохое решение. В первый раз верю в то, что решение о Нобелевской премии мира не просто глупое, а коррумпированное. Не знаю, но верю. Премии мира бывали странными и раньше: и когда их давали бывшим террористам, и провалившимся политикам, и не пойми кому, и кому-то заслуживающему, но не за то. Тот же президент Обама заслужил бы премию за преодоление расовых барьеров, действительно революционное, но ему дали почему-то за «вклад в дело мира». Это в первый год президентства после короткой сенаторской карьеры.

Если бы дали премию «Новой газете» как организации, это ещё можно было бы понять. Я бы не дал, но понял. Но Дмитрий Муратов — фигура совершенно неподходящего масштаба. Слава «Новой газеты» связана с другими людьми, другого масштаба. (full disclosure: у меня есть небольшой личный счёт с редактором газеты, который публиковал в ней материалы с моей фамилией с маленькой буквы. Впрочем, потом он типа извинился, сказав, что это было навязано хозяином газеты Лебедевым. Ну, я притворился что понял.)

Если кто-то придумал этот план — дать премию лояльному человеку из России, чтобы не дай Бог не дали премию Навальному или кому-то из политзаключенных или политэмигрантов — это дьявольски изощренный удар по нашей стране, настоящему и будущему. Если кто-то организовал это как «компромисс» — ну, типа, позаботимся об этих русских, но не будем дразнить гусей — что ж, это будет поглупее предыдущего.

Цитата — пост Константина Сонина в Facebook

 

 

Владимир Соловьев, сотрудник государственных средств массовой информации:

— Бедный Муратов. Теперь навальянята его порвут на части, а сторонники Тихановской ещё и на фарш накрутят, и только поклонники Греты измажут экологически чистыми фекалиями.

Цитата — Twitter Владимира Соловьева.

 

 

Борис Вишневский, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга:

— Очень хорошая новость. Хорошая новость, потому что «Новая» — один из последних бастионов свободы слова в стране. Пространство для выражения мнений. Пространство защиты униженных и оскорблённых, помощи слабым, предотвращения злоупотреблений со стороны сильных. На мой субъективный взгляд, в «Новой» собраны лучшие журналисты страны. Самые неравнодушные, честные, искренние, пишущие правду. Я был бы рад, если бы таких изданий было больше, но почти ничего уже не осталось… 

Дмитрия Муратова знаю больше 20 лет. Дима не просто мой друг, он один из лучших редакторов, которых я в своей журналистской жизни видел много. Честный, мужественный, искренний человек, который никогда не боится говорить, что он думает. Именно журналисты «Новой» не раз платили своими жизнями за то, что они писали и говорили. Этот мартиролог хорошо известен. Вот поэтому это очень хорошая новость. 

Я уже вижу недовольство в сетях: «Почему не Навальному», «скажет ли Муратов про Навального». Дима скажет о российских политзаключённых. Навальный — один из них. На мой взгляд, Юрий Дмитриев заслуживает ничуть не меньше уважения и внимания, чем Навальный, а в положении он находится куда более тяжёлом… как и многие другие политические заключённые о которых не пишет пресса. Навальный, безусловно, должен быть освобождён, но он не единственный, о ком следует сказать вслух. Что сказать на церемонии вручения премии, Муратов решит сам. 

Дмитрий Муратов и «Новая» как никто другой заслуживают такого признания. Может быть, это немножко поддержит свободную российскую журналистику, поможет сохранению тех островков, которые ещё остались. Это тот случай, когда я аплодирую решению Нобелевского комитета. В прошлом были решения о присуждении Нобелевской премии, которые вызывали, мягко говоря, недоумение, и не только у меня. Но этому решению я аплодирую стоя.

Специально для «Нового проспекта»

 

 

Александр Баунов, главный редактор carnegie.ru

— Мои искренние поздравления Дмитрию Муратову. Русский, а не белорус или украинец, мужчина, а не женщина, европеец из имперской столицы, а не представитель третьего мира, традиционный политический журналист, а не, например, кто-то занятый вопросами климата — всё это кажется очень консервативным выбором норвежского комитета. Но, во-первых, этот выбор как раз и уравновешен женщиной из третьего мира, филиппинской журналисткой Марией Ресса. Светлана Тихановская и Мария Колесникова многим кажутся более очевидным выбором, но когда в 2015 году давали Нобелевскую премию Светлане Алексиевич, никто не мог себе представить, что через пять лет в Белоруссии разразится такой масштабный протест и что его лидерами будут женщины. Раз в пять лет стране размером с Беларусь премию не дают. 

Другой вопрос, почему если русский, то не Навальный. Тут многие недооценивают, насколько для современных западных институций токсична националистическая тема. Вроде бы когда это было, но западные собеседники годы спустя продолжают спрашивать про национализм Навального. В каком-то смысле националистом можно побывать один раз. Это не мешает поддержке, сочувствию, многочисленным наградам, но для награды с гуманистическим посланием, претендующей на то, чтобы задавать глобальную систему координат, может стать непреодолимым препятствием. К тому же Навальный действующий, борющийся и довольно молодой политик, трудно предсказать, каким инструментарием он воспользуется, а Нобелевский комитет уже отметился несколькими поспешными решениями. В случае чего наградить его еще есть шанс. Нобелевская премия вообще не для поощрения молодых, а для увековечения заслуг. «Новая газета» в этом отношении устоявшийся, равный себе институт, со своим кредо, стабильным образом действий и стилем, проверенным в разных условиях, а юбилей убийства Анны Политковской напомнил об этом институте.

Цитата — телеграм-канал Алексендра Баунова

 

 

Дмитрий Киселёв, гендиректор МИА «Россия сегодня»:

— Могу сказать, что многие странности именно по Нобелевской премии мира — это норвежский комитет. Например, они в 2007 году присудили Нобелевскую премию мира [бывшему вице-президенту США] Альберту Гору или, скажем, [президенту США Бараку] Обаме. Нобелевская премия мира — наверное, одна из самых спорных номинаций в Нобелевском комитете. И мне кажется, что такие решения девальвируют саму премию, трудно на нее уже ориентироваться.

Цитата — выступление в эфире радио «Спутник»

 

 

Арина Бородина, телеобозреватель:

— Это, конечно, невероятная новость! Дима Муратов — лауреат Нобелевской премии мира! Когда прочла, что «главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов и филиппинская журналистка Мария Ресса стали лауреатами Нобелевской премии мира, об этом сообщил норвежский Нобелевский комитет в Осло», обалдела.

Символично, что о Нобелевке Муратову стало известно на следующий день после 15-й годовщины убийства Анны Политковской. Вчера на сайте «Новой газеты» вышел фильм «Как убили Анну», сделанный журналистами этой газеты. И чувствуешь, как же важно, что этот фильм вышел и что они не сдаются, несмотря на все давления, и главное, столько лет последовательности в своих поступках и в работе — и не сдаваться, и вести расследования до конца. И убийства Политковской и других резонансных дел. Если бы не «Новая газета», была бы вообще тьма.

Я неустанно повторяю: Дима Муратов — очень порядочный человек. И как хорошо, что он есть. Я периодически пишу ему сообщения, иногда в случаях чрезвычайных, иногда ситуативно. Вот оказавшись год назад в автозаке, я написала Муратову тоже, непроизвольно, но написала. Своим близким и ещё Муратову. В начале сентября мы виделись с Димой в РАМТ на юбилейном вечере к 100-летию театра, я представила Диме маму, и мы, как всегда, обменялись тёплыми словами. Муратов умеет поддержать. А совсем недавно я написала Диме сообщение, мне было самой это важно, после его колонки в поддержку Венедиктова. Это был поступок порядочного человека, журналиста и товарища.

Дима с самого начала последовательно публично защищает и поддерживает Ваню Сафронова, как только его арестовали. Дима лично знал Иваныча, отца Вани, Ивана Сафронова-старшего, и с самого начала верит в абсолютную Ванькину невиновность и подписывает поручительства в его поддержку. Это я просто пишу про какие-то свои личные реперные точки. Скольким людям помог Муратов, скольких спас от разных личных и физических опасностей — не счесть.

Я его по-человечески невероятно ценю, люблю, горжусь знакомством, дорожу отношениями и теми добрыми словами, которыми мы обмениваемся при встречах.

И вообще, конечно, это очень круто — получить Нобелевскую премию мира журналисту из России, где на профессию так давят и выдавливают её изо всех сил.

Прочитала, что Дмитрий Муратов переведет часть Нобелевской премии (около $ 1,14 млн) в фонд «Круг добра», помогающий детям с тяжелыми и редкими заболеваниями. И в этом тоже Дима. Поздравляю и очень горжусь!

Цитата и фото — Facebook Арины Бородиной

 

 

Лев Шлосберг, политик:

— Дмитрий Муратов получил Нобелевскую премию как один из последних защитников свободы слова в России. Последних не в смысле того, что на нём в России закончатся защитники свободы слова, но он один из последних людей, кто лично открывал свободу слова после краха СССР и кто продолжает держать её уровень все эти 30 лет.

Муратов очень точно сказал сегодня, что Нобелевскую премию мира вместе с ним получили убитые журналисты «Новой» Юрий Щекочихин, Игорь Домников, Анна Политковская, Стас Маркелов, Настя Бабурова и Наталья Эстемирова, что это премия погибшим коллегам по «Новой газете». Это премия со слезами на глазах.

Муратов полностью осознаёт, что премию мира получила свобода слова в России. Свобода, которая была многократно расстреляна, но выжила. Это очень серьёзное решение Нобелевского комитета, потому что без свободы слова мир невозможен. Когда погибает свобода слова, начинается война. Решение Нобелевского комитета отражает то, что происходит в нашей стране, а именно — уничтожение всех прав и свобод человека. Но все свободы начинаются именно со свободы слова. Когда уничтожается свобода слова, гибнут все остальные свободы.

Решение о присуждении премии мира 2021 года укладывается в традицию присуждения нобелевских премий выдающимся представителям русской интеллигенции, которые находились в духовной оппозиции к российской власти. Эта премия соответствует культурной традиции премий Борису Пастернаку и Иосифу Бродскому. Премия Дмитрию Муратову находится в этом же ряду. Это премия нравственному сопротивлению лжи и насилию. Культура — главный бастион свободы. Культура противостоит несвободе и подлости. Свобода слова — это часть культуры.

Строго говоря, премия мира присуждается не Нобелевским комитетом, а парламентом Норвегии. Мне, конечно, сложно оценивать мотивы этого коллегиального решения. Такие решения всегда обсуждаются очень глубоко и серьёзно. Но решение о присуждении премии мира всегда отражает происходящее в мире. Не в отдельной стране, а во всём мире. Уничтожение свободы слова в России — это процесс, влияющий на весь мир, процесс, разрушающий мир. И Нобелевский комитет пытается защитить нашу свободу слова.

Решение о присуждении Нобелевской премии мира Дмитрию Муратову показывает, к сожалению, что наша страна глубоко больна. Ни в одной демократической стране, где главенствуют свободы, журналист, редактор медиа не получит премию мира. Деятель культуры может получить — за литературу, за фильм, а журналист не получит. Потому что если журналист получает премию мира, то это означает, что в его стране идёт война.

Присуждение Нобелевской премии мира именно Муратову — это антивоенное заявление Нобелевского комитета. Оно показывает, что мир понимает: Россия находится на грани гражданской войны. С точки зрения культуры, в России идёт война на уничтожение всех прав и свобод человека. Я снимаю шляпу перед Нобелевским комитетом. Это решение может повлиять на жизни миллионов людей в России, потому что может повлиять на прекращение войны против свобод в нашей стране.

Специально для «Нового проспекта»

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!