ПРЕССАК списку всех публикаций

28 декабря 2021, 20:00   Источник: Сибирь.Реалии* (Иностранное СМИ, выполняющее функции иностранного агента)

«Ликвидировать». Верховный суд запретил «Международный Мемориал»

Верховный суд России 28 декабря по иску Генеральной прокуратуры ликвидировал внесенное в реестр 'иностранных агентов' международное историко-просветительское общество 'Мемориал'*('Международный Мемориал'*). Прокуратура потребовала запретить старейшую правозащитную организацию России из-за того, что она якобы нарушает закон об 'иноагентах', дискредитирует власть и 'создает ложный образ СССР'. 'КГБ победил, режим приступил к подавлению всего живого' – такова реакция экспертов, опрошенных корреспондентами Север.Реалии, на решение по 'Мемориалу'*.


Сторонник общества 'Мемориал'* и представители правоохранительных органов у здания Верховного суда РФ

'Лживый образ'

Прокурор Алексей Жафяров в прениях заявил, что 'Мемориал'* создавался как организация по увековечиванию памяти, а сейчас 'практически полностью сосредоточилась на ее искажении', в том числе это касается памяти о Великой Отечественной войне.

Жафяров утверждал, что 'Мемориал'* 'создает лживый образ СССР как террористического государства'.

Другой прокурор заявила, что 'Мемориал'* позиционирует себя как международную правозащитную организацию, но 'осуществляет свою деятельность с нарушениями'.

– 'Мемориал'* говорит о диалоге, но о каком диалоге может идти речь, если все мероприятия заканчиваются порчей имущества и вандализмом? Почему юристы с огромным опытом не могут разобраться с законом? Потому что это их желание. Иначе как объяснить фразу 'мы ничьи не агенты', – сказала прокурор.

По ее мнению, 'Мемориал'* не предпринимает усилий, чтобы прекратить 'противоправную деятельность', и она требует ликвидировать организацию.

Еще один обвинитель заявил, что иск о ликвидации 'Мемориала'* нужно удовлетворить, так как 'доводы ответчика направлены на несогласие с действующим законодательством'.

Представители Минюста и Роскомнадзора поддержали иск.

'Тест на высокие ценности'

Исполнительный директор 'Мемориала'* Елена Жемкова попросила отказать в иске, потому что российское государство ценит и уважает работу 'Международного Мемориала'*.

'Мемориал'* открыт к сотрудничеству, ошибки, которые были допущены, они исправляют, сказала она.

Защита 'Мемориала'* заявила, что законодательство об 'иностранных агентах' противоречит международным договорам, к которым присоединилась Россия. Адвокат Михаил Бирюков сказал, что политические заявления Генпрокуратуры не должны иметь значения и суд должен опираться на законы.

Большая часть выпадов в прениях от истца о фальсификации истории и о политической неблагонадежности не имеет отношения к предмету рассматриваемого иска, уточнил юрист Григорий Вайпман, а Конституционный суд при решении по закону 'об иностранных агентах' не проверял положения о маркировках и наказаниях за их отсутствие.

Речь идет не о нарушениях как таковых, а о ликвидации организации, которая занималась увековечением памяти о репрессиях, убеждена адвокат Мария Эйсмонт.

– Мы живем в страшное время потери смысла слов. Абсурдно и по-оруэлловски обвинять 'Мемориал'* в том, что он мешает гражданам получать доступ к информации, – сказала она.

По поводу представления СССР как 'террористического государства' Эйсмонт сказала, что 'Мемориал'* помогает 'раскапывать террор', который происходил в советское время. Правозащитная организация никогда не скрывала иностранных источников финансирования и эта информация указана на сайте, отметила она.

По словам адвоката Генри Резника, у прокуратуры нет доказательств, что 'Мемориал'* нарушает чьи-то права.

– Я привлекаю внимание к одному пассажу, где написано, что 'ликвидация 'Мемориала'* направлена на защиту прав и интересов других лиц'. Мне интересно, какие лица стояли перед глазами генпрокурора, когда он подписывал это заявление. Это определенно не лица тех, кто 15 лет выходит на Лубянскую площадь и зачитывает имена репрессированных.

Резник добавил, что закон об 'иноагентах' несовершенен, его критиковали президент Владимир Путин и его пресс-секретарь.

– Вы должны испытать удовлетворение от того, что в данном случае этот закон не будет применен. Это тест на высокие ценности, определяющие жизнь в правовом государстве: независимость суда и судебная совесть. Надеюсь, мы станем свидетелями их торжества, – сказал Резник.

Судья Назарова приняла решение ликвидировать организацию. Председатель правления 'Мемориала'* Ян Рачинский сразу же заявил, что решение будет обжаловано, а общество не может остановить работу, так как у него есть структуры, не имеющие юридического лица.

Реакция на ликвидацию 'Мемориала'*

Главный редактор 'Литературной газеты' и литературовед Ирина Прохорова считает, что ликвидация 'Мемориала'* – это одна из самых печальных и позорных страниц нынешней жизни.

– Это чудовищная история, и она глубоко символична. Уничтожая 'Мемориал'*, власти фактически перечеркивают все тридцатилетие постсоветской России, которое было построено на идее демократии, отрицании насилия как способа государственного управления и реабилитации невинных жертв репрессий. На этом собственно и строилась новая Россия при всех ее несовершенствах. Уничтожение 'Мемориала'* – это фактически возвращение к идее тоталитарного государства, где бесконтрольное насилие является главным приоритетом. Это вообще-то страшная и печальная история. Приговор и обоснование его переворачивает все с ног на голову. Там же, помимо 'попытки создания ложного образа СССР как террористического государства', еще разговор об обелении нацистских преступников, что уж совсем нелепо. Это надо иметь большую фантазию, чтобы такие претензии предъявлять 'Мемориалу', – сказала она.

Писатель и журналист Виктор Шендерович, комментируя ликвидацию “Мемориала”, вспомнил слова своего коллеги Льва Рубинштейна о том, что 'нельзя экономить на осиновых кольях'.

– Вывод один: в следующий раз этих вурдалаков следует добивать, чтобы они снова не дотянулись до нашей шеи, вот и все. Никто не может запретить нам помнить наших убитых, это совершенно невозможно. Сколько крови они еще успеют пролить и сколько мерзостей сделать, не знаю, но на ближайшем историческом повороте надо помнить, что никого из этой нечисти не должно оставаться у рычагов власти. И вспомнить поименно, безусловно, тех, кто убивал и помогал убивать. А то, что происходит сейчас, – забвение прошлых убийств – это подготовка новых, это азбука.

– Что означают слова прокурора о том, что 'Мемориал”* создавал лживый образ СССР как террористического государства?

– Они пеняют на зеркало, ничего нового. Мы виноваты в том, что видим черное черным, а белое белым, что отличаем добро от зла и не стесняемся об этом говорить. В этом наша большая вина, они хотели бы нам это запретить. Террористический образ советского государства создавало советское государство семь десятилетий, руки по локоть в крови. А теперь они обижаются, когда их называют убийцами, это очень трогательно. А насчет “спекуляций на теме репрессий”, которыми якобы занимается “Мемориал”*, – ну, что ж, можно было защитникам Геббельса на Нюрнбергском процессе сказать, что идет спекуляция на теме Холокоста. Жертвы, которые вопиют об отмщении и о наказании убийц, – это, конечно, спекулянты. Это Оруэлл в чистом виде: 'правда – это ложь', 'мир – это война' и все прочее. Без жесткой люстрации не обойтись, близко никого из этих упырей не должно быть там, где принимаются решения. И ведь в Нюрнберге был еще и процесс над судьями. Те, кто принимал неправосудные решения, – прежде всего судьи, которые продались бандитам, должны быть наказаны.

– Судью Назарову я знаю четверть века, начиная с районного суда, где она работала, потом городской, потом перешла в Верховный суд, это милейший и приятный человек, которая всегда делала все, что ей скажут сверху, – говорит адвокат Александр Островский. – Безусловно, решение по ликвидации принималось не судьями Верховного суда, а самим Путиным, и его просто спустили исполнителям через Лебедева(председателя Верховного суда. – СР). Мне непонятно только, как все эти люди собираются дальше со всем этим жить – и генпрокурор Краснов, и другие правоохранители, воплощающие в жизнь такие решения. Ведь неизвестно, пойдет ли Путин на новый срок, а этим людям путь на Запад уже заказан. Возможно, им стоит последовать совету, который Никита Михалков дает в конце каждого своего 'Бесогона' устами мичмана Криворучко: 'Расходимся, расходимся по одному, если что – мы геологи'.

Лев Шлосберг

– Решение Верховного суда РФ о ликвидации 'Мемориала'* – это решение Путина. История не позволит ему уйти от личной ответственности за это политическое преступление.

Историк, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Иван Курилла считает, что и сам иск прокуратуры, и сегодняшнее обвинение 'Мемориала'* в суде в создании 'ложного образа СССР' – это следствие изменения Конституции. В ней появилось понятие 'защита исторической правды', против которого единогласно возражали историки. Теперь прокуратура размахивает 'исторической правдой' как дубинкой.

– Это означает, что у кого-то, у государства, видимо, есть в руках 'историческая правда', и прокуратура знает, что правда, а что нет. Современный взгляд на прошлое вообще не допускает такого понятия. На самом деле, нет единой исторической правды в том смысле, в каком ее пытается употребить прокуратура. 'Мемориал'* совершенно очевидно не создает никакого 'ложного образа' – он создает образ СССР реальный, действительный. Но дело в том, что он не совпадает с тем образом Советского Союза, который пытается создать государство - как некой победительной империи. Конечно, где-то могут быть фальсификации, но в данном случае никто еще в фальсификациях 'Мемориал'* не обвинял. А государство в фальсификациях как раз обвиняли. Но даже если вынести их за скобки, мы можем сказать, что эти два образа, при всем их кажущемся противоречии – не взаимоисключающие, а взаимодополняющие. Это взгляд на прошлое глазами разных частей населения. Глазами тех, кто пережил репрессии и глазами условных советских элит, которые не попали в эти жернова. Эти взгляды кажутся противоречащими, противоположными, но они создают более объемное представление о том, чем же был Советский Союз и каким было советское прошлое. Попытка прокуратуры обратиться к идее исторической правды – это опасная вещь. Это попытка создать плоское прошлое – необъемное, такое, в котором существует только одна, правильная точка зрения, - отметил историк.

- Это продолжение общего курса на закручивание гаек в отношении гражданского общества. Поняв, что борьба за общественное мнение окончательно проиграна, режим приступил к подавлению всего живого, – считает политолог Аббас Галлямов.

КГБ победило, согласна правозащитница Марина Литвинович.

- Ликвидация 'Мемориала'* – это финал попытки КГБ-ФСБ расквитаться с 'Мемориалом' за все расследования репрессий и вообще за то, что эту тему 'Мемориал'* как-то поднимал, об этом писал, над этим работал. То есть они просто давно хотели отомстить за это, вот, собственно, и отомстили, - сказала она.

Политолог Константин Калачев считает, что ликвидация 'Мемориала'* и общее движение России к 'полицейщине' - явление хоть и тяжелое, но временное. По его мнению, страна все равно не откажется от свободы слова и прав человека.

'Решение удивительное, конечно. Как сообщил прокурор, 'Мемориал'* очернял советское государство. То есть, вернулись во времена, когда антисоветизм или подозрение в антисоветизме были наказуемы. Траектория движения государства в сторону гибрида СССР и Российской Империи. Правозащитные организации не вписываются ни в эту траекторию, ни в представления нынешней элиты об образе должного. 'Мемориал'* - это и про историю, и про память, и про права человека, и про ценность человеческой жизни. Архивы сталинских репрессий - это уже история, но кто-то по-прежнему рассматривает историю как политику, опрокинутую в прошлое. Ультраохранительство неизбежно вырождается в полицейщину. Работа 'Мемориала'* развенчивала мифы о величии лидера и его эпохи. И хотя мне казалось, что исторические параллели неуместны, но по сути запрет 'Мемориала'* выглядит как признание прямой преемственности по отношению к деспотии. 'Мемориал'* доказывал, что нет ничего важнее человеческой жизни и памяти о ней. Кто-то напротив считает, что надо забыть все плохое из прошлого, а остальное отлакировать. Если бы эти точки зрения существовали в рамках дискуссии, то и ладно бы. Но дискуссии приказано прекратить, а точка зрения должна быть одна. Если как и во времена Сталина, государству плевать на жизнь отдельного человека и его судьбу, то лучшего доказательства было не придумать. От граждан к поданным перешли на удивление быстро. Но впадать в уныние нельзя нельзя. Время все по своим местам расставит. Обскурантизм и архаизация это защитная реакция системы, которая видит проблему во врагах внешних и внутренних. Но оборона исторически бесперспективна. Прогресс можно замедлить, но не остановить. Страну можно подморозить, но что потом с ней подмороженной делать. Эволюция неизбежна. Поэтому я рассматриваю все происходящее, как временное. «Мемориал»* в том или ином виде еще возродится. После зимы будет весна. Россия от ценностей демократии, плюрализма, свободы слова и прав человека не откажется.

Журналистка Зоя Светова предполагает, что после ликвидации 'Международного Мемориала'* исчезнет и правозащитный центр 'Мемориал'*.

- Не хочу быть Кассандрой, но предполагаю, что появятся какие-то уголовные дела. А дальше, как говорится, далее везде, можно ожидать чего угодно. Я не буду подсказывать, но мне кажется, что это черное время вступает в свои права, и дальше нас ждет уже очень много каких-то малоприятных событий. Нас ждут открытые репрессии, хотя они уже были, но нас ждут, может быть, более массовые репрессии, чем они были раньше, до того, как 'Международный Мемориал'* был ликвидирован судьей Аллой Назаровой.

  • В ноябре Генпрокуратура и прокуратура Москвы потребовали через суд ликвидировать 'Международный Мемориал'* и правозащитный центр 'Мемориал'*, обвинив их в нарушении законодательства об иностранных агентах, а в случае с правозащитным центром – также в поддержке экстремизма из-за списка политзаключённых, который ведёт организация. По мнению генпрокурора России Игоря Краснова, организация систематически нарушала закон об 'иностранных агентах', а именно не ставила соответствующей маркировки на материалах. В иске указано, что 'Мемориал'* с 2013 по 2016 годы получал деньги из-за границы и участвовал в некой политической деятельности 'путём выражения мнений' о российских законах.
  • Дело ведёт судья Алла Назарова. Как сообщает 'Медиазона' (внесена в реестр СМИ-'иноагентов'), в 2019 году она принимала решение о ликвидации общественного движения 'За права человека', а в 2020 году удовлетворила иск Генпрокуратуры, потребовавшей признать организацию 'Арестантское уголовное единство' (АУЕ) экстремистской и запрещённой на территории России.
  • Общество 'Мемориал'* - одна из старейших правозащитных организаций в России, она была создана ещё в 1989 году при участии Андрея Сахарова. Главным направлением её деятельности стало сохранение памяти о жертвах сталинских репрессий. Также 'Мемориал'* выступает в защиту политзаключённых.
  • Правозащитники называют действия российских властей политическим давлением и заявляют, что у российских властей нет законных оснований для ликвидации организации. Одним из адвокатов, которые защищают 'Международный Мемориал'* в Верховном суде, стал Генри Резник - член Совета по правам человека при президенте, один из самых известных российских адвокатов.
  • В поддержку 'Международного Мемориала' выступили российские и зарубежные деятели культуры, несколько нобелевских лауреатов. Отказаться от ликвидации 'Мемориала'* призвали российские власти США, ЕС, а также Совет Европы. В заявлении главы комиссии Совета Европы по правам человека Дуньи Миятович говорится, что 'Мемориал'* – 'символ неустанной борьбы за свободу, демократию и права человека на постсоветском пространстве и за его пределами', а уничтожение организации будет иметь значительные негативные последствия для гражданского общества в целом и защиты прав человека в России.
  • Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество 'Мемориал'* было внесено в реестр НКО-'иноагентов' в 2016 году. Правозащитный центр 'Мемориал'* – в 2014 году, став одним из первых НКО, признанных в России 'иностранными агентами'.


* организация внесена Минюстом России в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!